АРХИТЕКТУРА ФИНАНСОВОГО УПРАВЛЕНИЯ

      В прямом и переносном смысле финансовое управление препровождается архитектурой: прежде чем какой-то механизм менеджмента внедряется, он в интеллектуальном плане должен быть скоординирован со всеми аспектами финансового управления. Причем современная архитектура финансового управления может и должна поменять облик мышления. 
       Инфляция – опасный фактор риска Инфляция – наиважнейший инструмент управления государством и во многих странах она является объектом анализа президента, его оценочным механизмом деятельности подчиненных органов. Инфляция съедает богатство страны, граждан и является макроэкономическим механизмом, характеризующим состояние экономики страны и не желаемое перераспределение отдельной части её богатства. Чтобы судить о трагических масштабах влияния инфляции на уровень жизни населения Таджикистана, достаточно привести высказанные в конце прошлого века председателем национального Таджикистана Алимардоновым М.М. слова о том, что «уровень инфляции снизился с 2000 процентов в 1995 году до 30 процентов в 1999 году». В последние годы государственные органы РТ осуществляли меры по сдерживанию инфляции. В официальных сообщениях правительства говорилось, что размер инфляции составил в 2004 году – 5,7%, в 2005 г. – 7,2, а в 2006 году– 12%. В тоже время известно, что инфляция исчисляется и на базе дефлятора ВВП – Валового Внутреннего Продукта. Исчисленная на базе дефлятора (рыночная цена ВВП к его постоянной цене) инфляция с использованием официальных данных правительства РТ была в 2004 г. и в 2005 г. соответственно 17,04% и 9,2%, а в 2006 году она сложилась на уровне 20,3%. Официальные данные правительства также свидетельствуют, что в 2005-2006 годы инфляция возросла. На период за 5 месяца 2007 г. инфляция составила 3.1%. Нужен ежедекадный финансовый и политический анализ факторов, влияющих на инфляцию, и отдельные эксперты высказывают по ней свою научную и экспертную оценку. Известный политик и экономист Георгий Кошлаков, не исключая вероятность дефолта сомони, в апреле 2007 г. (еженедельник Азия – Плюс от 04.04.07 г.) говорил, что «… уровень инфляции можно сократить лишь путем выброса на рынок собственной продукции». Он предложил разумный выход, однако продукция наших производителей, например, хлопчатобумажной промышленности значительно дороже, чем китайские текстильные изделия, импортируемые частными таджикскими бизнесменами. Поэтому товары, произведенные внутри РТ, своего потребителя находят очень медленно. Было утверждение, что в РТ «инфляция на 99% импортирована…» и оно означало, что внешнее обесценение сомони обгоняет внутреннее, вызываемое инфляцией, и уже должно было наблюдаться валютный демпинг– массовый экспорт товаров по ценам ниже среднемировых, что в целом на практике не было. Вместе с тем были отклонения цен по основным экспортируемым из Таджикистана товарам. К примеру, средняя цена на хлопок волокно в 2005 году по сравнению с 2004 годом снизилась на $131 долларов и составила $1083 долларов за тонну, но такое снижение сложилось не в результате вытеснения экспортерами из РТ конкурентов на внешних рынках. Или другой пример. В первом квартале 2007 г. экспорт «крылатого металла» из РТ составил 98,5 тысяч тон, что на 2,0 тысяч тонн больше, чем за тот же период 2006г. Средняя цена реализации алюминия была в сумме $2,8 тысяч долларов и она оказалась выше на $389 доллара по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Говоря научными словами, в результате «импорта инфляции» мы пронаблюдали бы отставание падения покупательной способности сомони от понижения его валютного курса, что не было. Падение покупательной способности сомони, то есть инфляция в 2006 г. по оценкам госорганов составила 12% (по дефлятору ВВП – 20,3%). Курс сомони к доллару ($) на конец 2006 г. составил 3,4266 сомони против аналогичного периода предыдущего года – 3,1983 и можно сказать, что за год возрос на 7,14%. Наоборот, в РТ внутреннее инфляционное обесценение сомони опережало темпы снижения его валютного курса и в течение нескольких лет под влиянием такого фактора поощряется импорт товаров в целях их продажи на национальном рынке. Этим было связано значительный рост прочих импортируемых товаров, сумма которых составила в: 2002 г. - $298.6, в 2003 г.– $465,4 млн., в 2005 г. – $680,9 и в 2006 г. – $965,8 млн. долларов, что 3,23 раза больше чем в 2002 г. Однако в целом импортв 2006 г. увеличился 2,5 раза по сравнению с 2002 годом. Из – за недостатков в управление экономикой, её спадом и под давлением мирового рынка происходил частичный отказ от использования в РТ таких важных элементов инвестиционных ресурсов, как рабочая сила, производственные мощности, промышленные предприятия, учреждения науки и здравоохранения. Импорт дешевых прочих товаров из Китая, Турции, Ирана, России сдерживал в РТ рост цен, начиная с 2001 г. по 2007 г., но, следовательно, являлся фактором, обуздавшим инфляционный бум и преградившим путь развития внутри Таджикистан производства аналогичных товаров. Влияние импорта дешевых потребительских товаров на инфляцию имеет предел, за которым этот фактор не срабатывает. В будущем инфляция должна быть предсказуемой, для чего и следует в РТ совершенствовать управление и регулирование факторами инфляции, углубляющих ежедневный риск денежных потерь физических и юридических лиц. Новая схема финансового управления Уже много лет во всех странах СНГ и, в частности, в РТ оплата труда на каждом этапе индексируется в соответствии с указами президента и решением правительства. Подобные решения по идеи призваны компенсировать финансовые потери граждан по результатам инфляции, но получается наоборот. Такой порядок минимум дважды рождает не всеми улавливаемый инфляционный бум: первый раз, когда происходит принятие и оглашение правительственного решения о повышении пенсии, минимальной заработной платы и должностных окладов работников, финансируемых из государственного бюджета. Второй раз ажиотаж по повышению цен происходит в первые недели внедрения правительственного решения о повышении оплаты труда и пенсий. Описанный фактор имеет большой потенциал последующего влияния на рост инфляции, что недопустимо с научно-этической точки зрения. Поэтому предлагаю разом и надолго перейти на достойную для жизни абсолютного большинства граждан систему оплаты труда. Другими словами правительству один раз и сроком, например, на три года следует установить # минимальную месячную зарплату, например, в сумме, эквивалентной не менее $50-65 долларам; # месячную заработную плату госслужащего в размере, эквивалентном не менее $150 долларам; # пенсию за месяц в сумме, эквивалентной не менее $80 долларов. Затем ежемесячно работодателями, госбюджетом, пенсионным фондом должны быть возмещены инфляционные потери, если размер инфляции 5% и более процентов по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Понимаю, что на данном этапе названные мною цифры о минимальной сумме зарплаты и пенсии неприемлемы для правительства, но скажу, что рано или поздно придется упорядочить её размер подобным образом. Если правительство выберет описанные в этом пункте механизмы, то велика вероятность скорого превышения страной уровня ВВП 1991 года, к чему так стремится правительство. 
       Фактор 1 – цена кредита 
       Высокая цена кредита в РТ является, как не странно, первым фактором роста инфляции. Ставка рефинансирования в банках РТ одна, а кредиты выдаются в долларах, сомони, евро и в российских рублях. Например, на начало 2007 г. работающие кредитные вложения в иностранной валюте составили 1941,6 млн сомони, или 83,6 % от их общего объема. В реальной форме только 16,4% кредитных вложений были выданы в сомони. Поэтому эффективно не срабатывает ставка рефинансирования. Отдельно исчисляется средняя процентная савка по кредитам, выданным в сомони, и средняя процентная ставка по кредитам в иностранной валюте. Сравнение показывает, что средняя процентная ставка (цена кредита) по кредитам в долларах в банках РТ на начало 2007 г. составила не менее 18-20 %, когда за этот же период в США учетная ставка составила 5,25% годовых. Получается, что кредиты в долларах у нас 4-4,5 раза дороже, чем в США. Заемщик, получив кредит в иностранной валюте, основную часть заработанной прибыли направляет на курсовую разницу, чтобы уплатить проценты за кредит. В целом большая часть новой стоимости заемщика, созданной при участии кредита в иностранной валюте, уходит за пределы страны, поскольку она в виде долларов, евро будет переведена банками Таджикистан по поручению их клиентов в адрес иностранных банков. Внутри РТ в основном остаются расходы заемщиков по уплате процентов и курсовой разницы и они углубляют инфляцию. В связи с отмеченным автор этих строк предлагает решением НБТ отменить выдачу коммерческим банками и кредитными обществами кредита в иностранной валюте. Кредиты должны быть выданы только в сомони, но в тот же день, в том же банке по просьбе клиента кредиты в сомони могут быть проконвертированы в иностранную валюту. Если в конце текущего года мы не прекратим выдачу кредитов в иностранной валюте, тогда в последующие годы кредиты будут не только в долларах, евро, рублях, но и в китайских юанях. Затем и на будущее кредитные вложения ныне расположенные в РТ банки могут быть в основном в китайской валюте. 
       Фактор 2 – незавершенка 
       Большое влияние на рост инфляции в РТ имеет скрытый фактор, выражаемый в том, что в денежном обороте страны функционируют участки – отрасли, где вложенные денежные потоки становятся на определенное время мертвым капиталом. К примеру, незавершенное строительное производство, стоимость которого на начало 2006 г. составила 1636,4 млн. сомони. Эти огромные для Таджикистана потраченные средства пока не дают прибыль, которая оседала бы в ВВП и при исчислении его в постоянных ценах, уменьшала бы размер инфляции. Основная часть средств незавершенного строительства приходиться на объекты энергетической отрасли, но в других сферах они должны быть доведены до нуля. Необходимо регулярно диверсировать затраты незавершенного строительства и на основе мониторинга обеспечить их снижение, чтобы потраченные денежные потоки активизировали своего участия на финансовом рынке. 
       Фактор 3 – цена на электроэнергию Цены на энергоресурсы являются определяющими факторами инфляции. Цена на электроэнергию в РТ, например, с января 2007 г. возросла на 25%, став маховиком нарастания инфляционной скорости, но компания «Барки Точик» не исключает повторное до конца 2007 г. повышение цены на электроэнергию. Подобные заявления подливают масло в «огонь» бизнеса нефтепродуктами. Уже много лет в конце лета и в первую половину осени цены на бензин и солярку без всякого объяснения возрастут минимум на одну треть. Нельзя не сказать, что для бюджета РТ электроэнергия является дотационной, то есть в целом по стране она реализуется по цене, ниже, чем себестоимость её производства. На данном этапе средняя цена 0.68 центов за кВт/часов. Думается, что за год – полтора в энергетической сфере должен быть завершен первый этап финансовой реформы, регламентирующей продажу электроэнергии по цене, не ниже её себестоимости. Чем дольше длиться переход на цены соответствующие затратам, тем больше потенциал неожиданной инфляции. Влияние цены электроэнергии на инфляцию должно быть доведено до минимума, чтобы эффективнее управлять другими факторами, её обуславливающими. Ведь в РТ цены на многие потребительские товары очень высокие и если на электроэнергию придется платить 2 цента, граждане научится экономнее её использовать, однако стоит предусмотреть рост адресного денежного возмещения затрат на её использование для социально уязвимых слоев населения. С разумностью решений президента Эмомали Рахмона о выделении энергетического комплекса в приоритетное направление экономики нельзя не согласиться, однако представляется, что энергетика в РТ должна иметь «подушку безопасности». Правительство Таджикистана и инвесторы в предстоящие пять лет должны сделать ставку на такое производство, как глубокая переработка хлопка волокна, золото, медь, алюминий, серебро, а также на развитие финансового рынка. Дополнительные доходы по этим видам товаров и деятельности должны стать валютным источником финансирования дотации по производству и реализации электроэнергии. «Подушка безопасности» необходима для того, чтобы смягчить (амортизировать) отрицательное влияние на операционную и инвестиционную деятельность в энергетике страны самого опасного фактора риска, каким является инфляция. С другой стороны, ежегодный экспорт электроэнергии в размере от 15 до35 % его производства на будущее станет фактором развития экономики и предсказуемости инфляции. 
       Фактор 4 – цены на фрукты и овощи Цены на фрукты и овощей являются еще одним фактором, определяющим размер инфляции. Представители правительства такую ситуацию объясняют, что просто рынок не наполняется фруктами и овощами из-за нехватки транспорта и тары. Главная проблема в том, что фрукты и овощи, прежде чем будут потреблены, проходят минимум через руки трех посредников-перекупщиков, суммарное количество которых в стране ориентировочно не менее 500,0 тысяч человек. Если в стране будет создано достаточное количество рабочих мест и если 50% перекупщиков найдут другую обдуманную занятость, то цены на фрукты и овощей будут относительно стабильными, и тогда можно будет говорит о незначительном влиянии на инфляцию этого фактора. Относительная стабильность цен на перспективу на многие виды сельскохозяйственной продукции обусловлена технологиями защиты экологии, улучшения плодородии земель и их валютным финансированием. 
       Земельный Валютный Резерв (ЗВР) 
       В целях гибкого управления эффективностью земельного фонда следует создать Земельный Валютный Резерв. Стоит признать, что уже несколько лет участники рынка имеют соответствующие доходы от скрытой купли – продажи земельных участков, хотя по Конституции земля у нас не имеет стоимости. В стране завершается приватизация по низким ценам крупнейших объектов государственной собственности. В руках государственных органов все меньше экономических единиц, влияя на которые можно было обеспечить относительно одинаковую возможность для всех участников рынка и юридических лиц. Конечно, создан золотовалютный резерв Национального Банка Таджикистана и он является источником стабильной стоимости сомони относительно иностранных валют, но этот вид резерва недостаточен для эффективного управления экономикой в целом. Земельный Валютный Резерв позволит заставить инвесторов, участников рынка ценить земельные участки и территориальную целостность страны, уважать территорию, на базе которой они делают бизнес, наращивают свой капитал. Взносы в ЗВР с каждого земельного участка должны осуществляться единоразово по ставкам за сотку земли и такие сведения должны храниться вечно. Рекомендуемые нами ставки за сотку в день уплаты не ниже рыночной стоимости 2,3 грамм золота по землям сельскохозяйственного назначения. Для пользователей земли сельскохозяйственного назначения можно предусмотреть рассрочку до 5 лет по взносам в Земельный валютный резерв. По землям несельскохозяйственного использования предлагаю ставку, равную не ниже стоимости 4.5 грамм золота за сотки. В дальнейшем ЗВР в основном должен пополняться за счет налогов, взыскиваемых не ниже 10% от стоимости сделки перехода прав собственности на земельный участок от одного лица к другому. ЗВР прогнозируется нами в стоимостном объеме не менее 200 тонн золота и его управлением должен заниматься парламент страны. Этот резерв будет осознаваемым финансовым активом по защите конституционного строя и территориальной целостности Республики Таджикистан. Средства Земельного валютного резерва должны быть размещены в банке как срочный депозит, приносящий процентный доход. За счет процентного дохода ЗВР в исключительных случаях возможно финансирование затрат в сельскохозяйственной сфере общенационального масштаба, например, мероприятия по борьбе с саранчой. Сформированный и регулярно пополняемый Земельный валютный резерв (в долларах, евро, золоте) призван стать механизмом оценки активной части земельного ресурса страны и предотвращения сомони от дефолта. 
       Факторы, рождающие дефолт 
       Инфляция и дефолт в конечном счете оказывают влияние на стоимость сомони, несмотря на то, что причины, обуславливающие рост инфляции, отличаются от факторов, рождающих дефолт. Профессор Ходжимахмад Умаров в газете Азия – плюс 4 апреля 2007 г. заявил, что «если власти не предпримут действий по кардинальному изменению ситуации, то дефолт может наступить уже через полтора – два года». Х.Умаров прав в потенциале существования дефолта денежной единицы своей страны, но приведенные им доводы, на наш взгляд, не являются основными факторами, порождающими дефолт. Муротали Алимардонов, председатель НБТ в начале мая 2007 г. отметил, что «экономика страны растет высокими темпами, курс национальной валюты тверд, и дефолт не возможен» (Факты & Комментарии, 02.05.07 г.). Академик АН РТ Нуриддин Каюмов говорил, что «у нас рынок ценных бумаг еще не сформирован, а значит, нет и такой угрозы. Серьезных предпосылок для «обвала» в РТ пока нет» («Азия – Плюс», 25.05.07 г.) Практика многих стран показывает, что первая причина возникновения дефолта национальной валюты может иметь место в результате резкого снижения экспорта и значительного превышения импорта. … Баланс «торговли и услуг» по Республике Таджикистан в течение нескольких лет остается отрицательным и для его регулирования направляется сумма текущих трансфертов, прежде всего денежных переводов из – за рубежа. Так, например, «баланс товаров и услуг» в январе– мае 2007 г. сложился отрицательный на сумму $256,5 млн. долларов. Такая ситуация была и в 2006 г., а в 2005 г. он был с минусом на сумму $428,0 млн. долларов и это несоответствие было отрегулировано суммой денежных переводов граждан Таджикистана, работающих в России и других странах. В анализе этой ситуации наиболее точен был экономист Анвар Камолов, что «ужесточение режима пребывания трудовых мигрантов Республики Таджикистан в РФ и, как следствие, снижение потока их переводов в республику, может «обвалить» платежный баланс страны». Однако превышение импорта над экспортом товаров и услуг не может (при нормальном менеджменте) «обвалить» платежный баланс страны, то есть это еще не дефолт, учитывая, что Национальный Банк Таджикистана может мобилизовать другие элементы резервных активов, чтобы отрегулировать баланс торговли и услуг. Импорт происходит за оплату, или может быть с рассрочкой на один – два месяца и за счет средств импортеров. Обслуживающий банк по закону не дает гарантию оплаты импорта, если на валютном счете клиента отсутствует поток поступления соответствующей суммы иностранной валюты. Например, на конец 2006 г. депозиты до востребования коммерческих банков в иностранной валюте составили 597,9 млн. сомони и они являются одним из источников оплаты импорта. Нам представляется, что у НБТ есть и другой способ отрегулирования дисбаланса товаров и услуг (помимо денежных переводов наших мигрантов). На сумму импорта (кроме глинозема, природный газ, электроэнергию, нефтепродуктов, пшеницы, муки, сахара, оборудования) прочих товаров можно формировать регулирующую статью, используемую затем на покрытие превышения импорта над экспортом по статье «баланса торговли и услуг», поскольку оплата происходит и путем перехода валюты из рук в руки за импорт многих видов прочих товаров. Может иметь место внешняя причина, вынуждающая сомони признавать дефолт. Проще говоря, когда на сомони будет внешняя валютная атака, тогда резонно думать о неизбежном дефолте. Главным приемом внешней валютной атаки может быть игра на понижении курса акций и облигаций на фондовых биржах и конечный мотив такой игры выражается в том, чтобы прибрать к рукам золото– валютные резервы страны. Но по этим приемам и мотивам для сомони дефолт не угрожает, так как в РТ нет вторичного рынка ценных бумаг– не функционируют фондовые биржи и современный размер золото– валютных резервов Таджикистан не оправдывает внешнюю валютную атаку на сомони. Сумма в размере $190-250,0 млн долларов – эта не та планка для игроков, ради которой они пошли бы на валютную атаку на сомони. 
       Зачем атаковать сомони? 
       Однако утверждать, что на сомони никогда не будет внешняя валютная атака нельзя. В перспективе, когда на фондовых биржах будут котироваться акций гидроэнергетических компаний, как Нурек– ГЭС, Рогун– ГЭС, Таджикская алюминиевая компания – Тalco, компаний добывающей промышленности и других отраслей, игра на понижении курса их акций на руку инвесторам. Переводя значительную долю капитала на эти рынки и совершив покупку акций по проваленным ценам, они смогут рассчитывать на хорошую прибыль на последующие стадии подъема в цене их акций. Однако если даже такие игры на понижение курса акций осуществляться не будут, нынешняя общая стоимость названных и подобных им компаний на данном этапе сама по себе очень низка, поскольку «законсервирована». Арбитраж – как инструмент спекуляции на рынке в состоянии выравнивать общую стоимость, или цену акций компании,(например отечественной Тalco), оказывающей в руках зарубежного инвестора, с ценой акции Alcoa– американской алюминиевой компании, или Alcan – канадского конкурента по производству алюминия. Недавно СМИ сообщили, что Alcoa за выкуп Alcan предложила цену в размере $33 млрд. долларов. К примеру, если я на данном этапе назову стоимость Тalco в размере $15 млрд. долларов, или общую стоимость действующей Нурек– ГЭС оценю в сумме $22. млрд. долларов, или 1056 тонн золота (кстати, по сведению правительства балансовая стоимость Нурекской ГЭС оценивается не более чем в $1 млн. долларов), то многие подумают, что у этого финансиста крыша поехала. Однако эти приведенные мною оценочные цифры имеют логический и финансовый резон. Непонимание «законсервированной» общей стоимости важнейших энергетических и промышленных объектов РТ равносильно созданию условий, чтобы сомони постиг дефолт. Если быть еще конкретнее, скажу, что за иностранные кредиты, предоставленные одной страной Таджикистану, в будущем могут потребовать рассчитаться безвозвратной передачей Тalco или Нурек-ГЭС, что будет страшнее, чем дефолт. Факт дефолта в будущем может поймать нас врасплох в связи с не определением общей стоимости банков РТ и недостаточной оценки их капитала. Сумма регулятивного капитала банков и кредитных обществ в РТ на начало 2007 г. составила 340,0 млн. сомони, в том числе оплаченный уставный капитал– 202,4 млн. сомони. И один филиал какого-то иностранного банка в состоянии выкупить этот размер капитала. Сумма маленькая, поэтому Национальный Банк Таджикистана совместно с коммерческими банками проводить работу по увеличению их уставного капитала. Нельзя не отметить, что современный банковский менеджмент банков РТ в полной форме не познал две важнейшие стороны финансовых механизмов. Первое. В целом по каждому банку отсутствует регулярно оцениваемая общая стоимость (Бренд), в которой капитал является её частью. Банковский менеджмент с позиции имущественного арбитража общую стоимость банка не считает главным показателем, без участия которой не возможна банковская деятельность. Между тем ежегодно за счет операционных расходов в каждом банке возводятся офисы, разворачивается работа новых филиалов и инфраструктурных звеньев, приобретаются машины, мебель и оборудование информационных технологий. Если общую стоимость восьми акционерных банков РТ я оценю в сумме $5 млрд. долларов, наверное, все будут удивлены, так как в менеджменте банков сейчас этого показателя нет. Общая стоимость банка необходима для научно-экспертной макроэкономической оценки, чтобы создавая регулируемые и равные экономические условия развития всех банков, показать финансовую опору прав их вкладчиков, клиентов и акционеров. В этих целях сумма обязательных резервов, размещенных в Национальном Банке Таджикистана недостаточна. Плачевный пример в нашей практике уже был, когда при ликвидации Таджикбанкбизнеса в основном пострадали его клиенты, вынуждено махнувшие рукой на безнадежности остатков средств на своих банковских счетах. Но имущественный потенциал обанкротившегося Таджикбанкбизнеса позволил сформироваться новому банку. Если общая стоимость коммерческих банков регулярно будет оцениваться и капитал считается ей частью, то возможности поглощения их иностранными банками будет сведена до минимума и появится еще один инструмент предотвращение дефолта. Второе. Ни в одном банке не устанавливается и не используется рыночная цена акций. В различных названиях, связанных с капиталом банков, можно заблудиться. Вместо этого, рекомендую использовать две статье формирования капитала: а) «Цена и номинал акций», умножив которые, можно определить первую часть капитала, формирующего за счет выкупа акций. Тогда сумма дивидендов, выплачиваемых акциями, по строке «Цена и номинал акций» отражается в размере, соответствующем цене акций на начало года. Следует учитывать, что настоящая цена акций, выдаваемая в виде дивидендов, всегда выше, чем цена действующих в течение года акций; б) статья «оплаченный капитал» должна отразить, как источник сумму фондов (социально-производственное развитие, страховой, резервный и др.), а также источники недвижимости и других имуществ, физически размещенных в активе и не приносящих процентные и комиссионные доходы. Чтобы изложенная в пунктах «а, б» мысль была понятной, привожу цифровой пример по капиталу банка на сумму $5,8 млн. долларов, в том числе «цена и номинал акций» –$5,0 млн. ($5 х 1000000 шт.); «оплаченный капитал»– $0,8 млн. долларов. Подведены итоги года и по банку нераспределенная прибыль составила $1,0 млн. и за одну дополнительную акцию банк, например, потратил $8 долларов. Следовательно, количество дополнительных акций максимум по банку может быть 125000 штук. Дивиденды общим собранием определены 11% годовых. Дивиденды, выплачиваемые акциями, составляет $0,55 млн. долларов (($5х 110000 штук). По итогам отчетного года капитал банка составляет $6,8 млн. долларов, в том числе «цена и номинал акций» – $5,55 млн. долларов($ 5 х 1110000 штук); «оплаченный капитал» – $1,25 (0,8+0,45 (1,0 – 0,55)). Описанный порядок позволяет регулярно определить цену акций банка. По РТ все еще не проработано понятие «прямой инвестор» и его финансовые права. Нам думается, что прямые инвесторы, начиная с 2008 г. должны имеет долю и в сумме оплаченного капитала в зависимости от удельного веса акций, находящихся в их руках, учитывая, что «оплаченный капитал» формируется в основном за счет прибыли, направляемой в фонды банка и на возведение новых объектов. Но дивиденды по статье «оплаченный капитал» не должны превышать 50% дивидендов на акций.

Saturday the 28th. Душанбе 2014